Отношения Анкары с Европой становятся все холоднее, однако в ее связях с Москвой недавно наметилось потепление.
 
Во время чисток дипломатические связи продвигаются вперед. Перебалансировка международных и региональных отношений Турции, которая началась незадолго до неудавшегося путча 15 июля, идет своим чередом. С учетом внутренних потрясений Анкаре как никогда важно подчеркнуть стремление к примирению в отношениях со своими соседями. «Между странами, которые находятся по берегам Средиземного и Черного моря, не может быть постоянной вражды», — заявил в июне в интервью газете Hürriyet премьер-министр страны Бинали Йылдырым.

Сближение с Россией, самым большим и сильным из всех соседей, пошло столь быстрыми темпами, что целью своего первого крупного международного визита после чисток Эрдоган выбрал Санкт-Петербург. Там 9 августа должна состояться его встреча с Владимиром Путиным, который после путча выразил ему поддержку по телефону и ни разу не критиковал авторитаризм и репрессии турецкого коллеги. На прошлой неделе некоторые российские СМИ даже заявили, что местные разведслужбы за несколько часов предупредили Эрдогана о готовившемся перевороте.
 
Письмо с извинениями

Нормализация отношений Анкары и Москвы стартовала еще в конце июня, когда Путин получил от Эрдогана письмо с извинениями за сбитый бомбардировщик в Сирии. Произошедший в ноябре 2015 года инцидент тогда не на шутку разозлил Кремль. Как бы то ни было, у президента Турции было несколько причин, чтобы забыть о гордости и согласиться с требованиями России. Первая — это экономическая необходимость: на горизонте возникла перспектива масштабного кризиса из-за терактов и спровоцированной путчем дестабилизации. «Об этом часто забывают из-за громких политических заявлений Эрдогана, но приоритетом для него все равно являются экономические интересы Турции», — напоминает Байрам Бальчи из Центра международных исследований. Экономические связи Турции и России имеют огромное значение для обеих сторон. Первым примирительным шагом со стороны Путина стало снятие запрета для российских туристов на отдых в Турции. Кроме того, Россия обеспечивает почти половину потребностей Турции в газе, а самой ей отводится важное место в списке клиентов Газпрома. На российский рынок идет и турецкая сельскохозяйственная продукция.

Изолированная позиция


С политической точки зрения сближение с Россией мотивировалось растущим рвом между Турцией и ее «союзниками» по НАТО и Европейскому Союзу. «Сложившееся у Эрдогана ощущение, что его бросили, непонимание Западом курдской проблемы и изолированная позиция по сирийскому конфликту — все это подтолкнуло его к России, которая намного ближе и полезнее», — полагает Байрам Бальчи. Наметившееся еще до путча похолодание в отношениях еще больше усилилось на фоне начатых турецкими властями чисток. «Анкаре не слишком по душе реакция Европы на путч и уроки демократии», — заявил в пятницу министр иностранных дел страны Мевлют Чавушоглу на встрече с западными журналистами. Неоднократные заявления европейских официальных лиц по поводу злоупотреблений и масштабов охоты на «заговорщиков» вызывают одно лишь раздражения без конкретных результатов. Европа больше не кажется желанной туркам, особенно после Брексита. Министр также нелестно отозвался о размышлениях главы американской разведки, который высказал опасения, что чистки в турецкой армии могут отрицательно сказаться на борьбе с Исламским государством. В то же время он подчеркнул, что «улучшение отношений с Россией не может быть альтернативой связям с НАТО и ЕС».

С дипломатической точки зрения путч и последовавшие за ним чистки на всех уровнях государства и общества не отразились на новых направлениях Турции. Приоритетное значение «требований стабильности внутри страны, в политике, обороне и экономике», о котором говорил в июне турецкий премьер, было только подтверждено. Возврат Турции к более спокойным отношениям с соседями начался с нормализации связей с Израилем в начале июня. В ближайшее время страны должны обменяться послами. Как бы то ни было, главными источниками угрозы для Турции являются два непосредственных соседа, Сирия и Ирак, где бушуют несколько войн. А это может подтолкнуть Анкару к другому дипломатическому, политическому и военному курсу.