Призма, через которую события интерпретируются и представляются аудитории — именно так роль ультраправых в украинской революции использовалась российскими СМИ и политиками с начала кризиса в конце 2013 года. По мере организации протестов на киевском Майдане Россия выставила на всеобщее обозрение пугало украинского ультранационализма, который стремится свергнуть власть. Всего за несколько недель в результате довольно грубого словесного сдвига телеканалы и прочие прокремлевские СМИ говорили лишь о закрепившихся в центре украинской столицы «фашистах». «Фашист» — это синоним «нациста» в русском языке, а также страшное оскорбление и угроза в идеологической риторике путинской России. Такая отсылка позволила быстро добиться демонизации протестного движения, а также дала Кремлю мотив для оправдания дальнейших действий на Украине, от аннексии Крыма до вмешательства в Донбассе.  

Бандеровцы

Когда президент Украины Виктор Янукович бросил свой пост в феврале 2014 года, а у руля встало вышедшее с Майдана временное правительство, российская пропаганда, не моргнув глазом, заявила, что к власти на Украине пришла «фашистская хунта». Основные ведущие новостных выпусков и журналисты крупнейших газет напропалую использовали этот лексикон в отношении всего, что хоть как-то противоречило интересам и позициям России на Украине. Запад же открыто обвиняли в пособничестве «бандеровцам» (в российском представлении это понятие прочно стало синонимом украинцев, которые не поддерживают Россию). Исторически, оно относится к сторонникам Степана Бандеры: он возглавлял украинское националистическое движение во время Второй мировой и сотрудничал с немцами, чтобы очистить Украину от всех неукраинцев. В конечном итоге Владимир Путин придал этому термину официальный статус: в обращении к правительству 18 марта 2014 года, после референдума о присоединении Крыма к России, он с триумфом заявил, что тот «никогда не будет бандеровским».

Пугало


Как утверждали пророки российской пропаганды, парламентские выборы на Украине в октябре 2014 года должны были показать всему миру настоящее, фашистское и антисемитское лицо политики новой Украины. Тем не менее их результаты развеяли миф о роли националистов в украинской политической жизни. «Свобода» получила менее 5% голосов, а «Правый сектор» (террористическая организация, запрещенная в РФ, прим. ред.) завоевал всего 2%. В итоге обозревателям пришлось поумерить тон, а по мере того, как в 2015 году украинский конфликт был вытеснен на второй план, слова «хунта», «бандеровцы» и «киевские фашисты» практически ушли из обихода. Как бы то ни было, они прочно закрепились в сознании и языке. Так, в конце апреля генпрокурор Юрий Чайка обвинил «Правый сектор» в попытке организации государственного переворота в России.