28 апреля 2016 года оставит глубокий след в книгах по истории. Национальное собрание предпочло путинский лагерь международному праву, проголосовав за резолюцию об отмене санкций против России (они были введены после незаконной аннексии украинского Крыма, который все еще оккупирован Москвой два года спустя).

Символическая резолюция была принята вопреки противодействию Соцпартии и «зеленых» в результате противоестественного альянса Национального фронта, «Республиканцев», центристов Союза демократов и независимых и депутатов Левого фронта. Сыграла свою роль и слабая активность депутатов большинства. Все это говорит об относительном безразличии левых к Украине и все большем равнении правых и Левого фронта на пропутинские и антиевропейские позиции.

Автор проекта резолюции прекрасно известен. Лидер «Народных правых» Тьерри Мариани (Thierry Mariani) уже долгое время является ревностным сторонником Владимира Путина и его жутких планов по подчинению Европы Кремлю. Кроме того, Мариани занимает пост сопредседателя ассоциации «Франко-российский диалог» совместно с Владимиром Якуниным, близким сторонником Путина и бывшим главой РЖД. Мариани давно находится в путинском лагере и даже организовал для десяти французских депутатов и сенаторов поездку в Крым, которую назвали «незаконной» во французском МИДе.

Поддержку Национального фронта тоже никак не назвать неожиданной, потому что партия получила в прошлом году займ на несколько миллионов евро от приближенного к Кремлю российского банка. Левый фронт — еще один давний союзник России: это связано не только с ностальгией по СССР, но и любовью к авторитарным режимам в целом. Жан-Люк Меланшон (Jean-Luc Mélenchon) не раз вставал на защиту белорусского и кубинского диктаторов в Европейском парламенте).


В то же время смещение позиции «республиканских» правых и центристов произошло позднее и вызывает куда большее беспокойство. Хотя некоторые депутаты «Республиканцев» вроде Арно Данжана (Arnaud Danjean) и Жоэль Гаррьо-Мейлам (Joëlle Garriaud-Maylam) еще помнят о причинах санкций и выражают недовольство вторжением на Украину, в своем большинстве члены партии явно выбрали пропутинский путь.

Сам Николя Саркози назвал аннексию Крыма «выбором» жителей полуострова, тогда как Франсуа Фийон (он тоже голосовал за резолюцию Мариани о снятии санкций) открыто выступает за сближение с Россией. Никто из «Республиканцев» больше не смеет ничего сказать против снятия санкций, причина введения которых до сих пор в силе, потому что Россия все еще оккупирует Крым и ведет необъявленную войну на востоке Украины. Резолюцию поддержала вся фракция партии при отсутствии возражений даже со стороны Алена Жюппе (Alain Juppé) и Брюно Ле Мера (Bruno Le Maire).

Напомним, что за резолюцию проголосовали и два депутата от Соцпартии: Мари-Франсуаза Бештель (Marie-Françoise Bechtel) и Жан-Поль Дюпре (Jean-Paul Dupré). К тому же, некоторые не присутствовавшие на дебатах правые депутаты впоследствии дистанцировались от решения коллег. Так, например, Эрве Маритон (Hervé Mariton) раскритиковал в интервью еженедельнику le JDD «почитание Путина», распространяющееся среди «Республиканцев».

Как бы то ни было подобное равнение на Путина (оно говорит о нравственном и интеллектуальном упадке правых) дорого обойдется Франции и ослабит европейскую позицию за сохранение санкций. Если, как говорят опросы, на смену Франсуа Олланду в 2017 году придет правый президент, у Владимира Путина появится новый союзник в Европе наравне с Виктором Орбаном и Алексисом Ципрасом.

На самом деле все довольно просто. Крым по-прежнему находится в оккупации, а права человека нарушаются там с самого вторжения российских войск на его территорию. Россия поддерживает военное присутствие на востоке Украины и несет ответственность за 9 тысяч погибших в Донбассе (по данным ООН), о которых Тьерри Мариани старательно отказывается говорить. Владимир Путин не может быть надежным партнером, потому что он вот уже который год демонстрирует полное пренебрежение к международному праву. Снять санкции против российского режима означало бы простить Путину все его злоупотребления и подтолкнуть его к дальнейшим шагам. Франции нужно сохранить жесткость и решительность и не уступать.