Москве явно не по вкусу освещение ее вмешательства в Сирии западными СМИ, в связи с чем на прошлой неделе она решила сделать ответный ход. Нужно было сосредоточить внимание мировой общественности на событии, которое приблизило бы ее к официальной российской линии: президент Владимир Путин — чемпион борьбы с терроризмом и защитник мирового исторического наследия.

Около ста российских и иностранных журналистов были доставлены на военном транспорте в аэропорт Латакии, где размещается большая часть находящихся в Сирии российских вооруженных сил. Всех ведут в «миротворческий центр», где подсчитываются случаи нарушения перемирия, отделение «психологической помощи» (группа солдат с улыбкой на лице слушает там музыку в стиле нью-эйдж), «информационную» палатку, где «ответственный по идеологической работе» Сергей Морзин говорит, что за 15 минут объясняет солдатам, что им следует знать о конфликте.

Сомнения прессы

Однако звездами аэродрома стали сверкающие на солнце истребители, которые с удовольствием демонстрируют военные. В ангаре, при взлете и приземлении — снимайте, сколько угодно. Официальный представитель Минобороны РФ генерал Игорь Конашенков сообщает минимум подробностей о вылетах. «За последние 24 часа мы провели 87 операций по трем целям: Эр-Ракка, Дейр-эз-Заур и Арак». Политкорректный ответ, потому что, как известно, три этих города находятся под контролем Исламского государства. Он отрицает участие России в ударах по Алеппо и даже защищает авиацию Асада, которую обвиняют в бомбардировках мирного населения. По его словам, бомбардировки больниц в Алеппо и лагеря беженцев аль-Каммуне (погибли десятки человек) являются либо ложью, либо делом рук террористов «Джабхат ан-Нусра».

Когда его героический рассказ прерывают сомневающиеся журналисты, ему не удается скрыть раздражения: «Кто борется с международным терроризмом? Кто позволил освободить 500 населенных пунктов и 1 000 квадратных километров территории? Все факты у вас перед глазами. Обвинения в наш адрес — всего лишь слова. Российская армия содействует восстановлению школ и раздаче гуманитарной помощи. Жизнь возвращается в прежнее русло. Страна вступает в фазу восстановления». Никакого сопутствующего ущерба не было и точка. Потом наступает очередь российских телеканалов задавать вопросы. «Зачем вы пригласили сюда иностранцев?» «Они задают провокационные и неприятные вопросы?» И т.д. На некоторых из них надеты футболки с изображением «вежливых людей» — так Владимир Путин прозвал солдат, которые участвовали в аннексии Крыма.

Соло и фальшь


Организуются две экскурсии. В среду журналистов на полдня везут в небольшую суннитскую деревню в 8 километрах от линии фронта. Несмотря на впечатляющий кортеж легкой бронетехники, атмосфера спокойная: перемирие соблюдается. В центре деревни толпа детей и женщин с закрытыми лицами встречают гостей с фотографиями Башара Асада в руках. Дать оценку искренности их поведения сложно: вокруг них стоят российские и сирийские военные. Языковой барьер становится препятствием для работы журналистов, которые обычно находятся в Москве и не владеют арабским. Переводчики есть только у военных, что не сильно помогает делу.

В четверг проходит поездка в центр пустыни в сопровождении двух боевых вертолетов. Пункт назначения — Пальмира, которую месяц назад освободили от ИГ, разместив там российскую военную базу. Кремль отправил туда любимого дирижера Валерия Гергиева. Под его руководством проходит концерт, во время которого виолончелист Сергей Ролдугин исполняет соло, но при этом, ко всеобщему удивлению, страшно фальшивит. Ролдугин прославился на весь мир после публикации в прошлом месяце «Панамских документов», которые показали перевод двух миллиардов долларов на счет этого друга юности Владимира Путина.

Дань памяти солдатам

Присутствие Владимира Путина в Пальмире ощущается буквально с первых шагов. Величественные развалины становятся площадкой для масштабной пиар-акции. Напрямую обращаясь к зрителям концерта из Сочи, президент отдает дань памяти солдатам, которые погибли при освобождении древнего города. Речь идет уже не просто о «вежливых людях», которые возвращают бывшие советские республики под крыло Москвы, а о настоящих стражах мирового культурного наследия.