На севере Греции порвали и сожгли флаг с логотипом партии власти. В среду министр был вынужден 12 часов просидеть в кабинете, куда его загнала обозленная толпа. А загнанным в угол депутатам в аэропорту Кастории пришлось отчитаться о мерах, которые они намереваются рассмотреть на будущей неделе. В понедельник Алексис Ципрас отметил первую годовщину победы на прошлогодних выборах. Только вот атмосфера становится все напряженнее. Потому что неожиданно спустя месяцы бездействия, ветер гнева вновь поднялась на прошлой неделе, вызвав волну небывалых протестов против правительства, которому теперь пришлось и самому (вслед за «традиционным» политическим классом) столкнуться с резкой непопулярностью в народе. Как далеки сейчас те времена, когда молодой герой левых обещал «вернуть надежду»…

Несмотря на семь месяцев трудных переговоров с кредиторами и капитуляцию в Брюсселе 13 июля, Ципрасу долгое время удавалось сохранить веру в то, что он «делает все от него зависящее». После победы на референдуме 5 июля и сентябрьских досрочных выборах Ципрас создал образ (отчасти он еще сохранился) «меньшего зла» в стране, где правые и левоцентристы полностью дискредитировали себя. Тем не менее законопроект о реформе пенсионной системы и соцобеспечения породил настоящую волну протестов против огромного числа новых налогов и социальных отчислений.

Недовольство выразили далеко не только фермеры, которые вывели тракторы на улицы и грозят депутатам и представительствам СИРИЗА. Адвокаты, врачи, артисты, торговцы, пенсионеры и даже инвалиды — все они вышли на улицу на прошлой неделе. И хотя это движение (еще) не достигло уровня 2012-2013 года, разгневанные юристы смогли создать символ, развесив в четверг галстуки на деревьях у здания парламента в Афинах. Тем самым они ознаменовали начало «революции галстуков». Это стало малоприятной отсылкой к одному из символов первого правительства Ципраса год назад: министры без галстуков стремились предложить иной способ управления помимо жесткой экономии.
 
«Наверное, мы слишком многое пообещали», — признал в четверг один из депутатов СИРИЗА, тогда как министр отметил, что судить правительство стоит не «за обещания января 2015 года, а за ограничения, налагаемые соглашением с кредиторами», которые будут применены вторым правительством Ципраса, сформированным после сентябрьских выборов.

Но изменился ли сам Ципрас? Или же он — всего лишь побежденный генерал в стране с ограниченным суверенитетом? На публике молодой премьер ведет себя все так же непринужденно. В четверг в Давосе, когда министр финансов Германии Вольфганг Шойбле отметил, что исключить МВФ из переговоров о помощи Греции то же самое, что «войти со свечой в наполненную динамитом комнату», Ципрас не без юмора ему ответил: «Но нельзя же в таком случае сидеть в темноте. Лучше, наверное, убрать динамит перед тем, как зажигать свечу».
 
Греческий премьер продолжает выступать за смягчение долга в обмен на реформы, которыми по-прежнему недовольны кредиторы, требующие больше усилий и конкретных результатов. «Ципрас не смог покончить с жесткой экономией, но все еще выступает защитником малоимущих в Греции, — говорит политолог Георгиос Сеферцис (Georges Sefertzis). — Проблема в том, что его новый законопроект душит налогами и отчислениями малых предпринимателей и фермеров, которые составляют основу греческой экономики. Тяжело приходится не только малоимущим гражданам, но и небольшому греческому среднему классу». «Но где взять деньги?— жалуется министр труда Георгиос Катругалос (Giorgos Katrougalos) в своем просторном кабинете на пятом этаже здания в центре Афин, которое теперь регулярно осаждают демонстранты. — Нужно, чтобы кто-то платил! Мы считаем, что лучше освободить от этого самых бедных и заставить заплатить тех, у кого еще есть средства».

«Греция удивит всех в 2016 году», — заявил Ципрас в Давосе на фоне пятничного повышения рейтинга агентства Standard and Poor’s. Но в Афинах толпа уже не разделяет энтузиазма премьера. По данным опубликованного в пятницу опроса, 85% греков недовольны действиями правительства. Ципрас уже лишился части бывших близких соратников после летнего раскола в партии и не смог изменить ни Грецию, ни Европу (об этом свидетельствует отдаление испанцев от партии «Подемос», которая отмечала победу в Афинах). Может ли Ципрас еще поправить положение дел? В любом случае, свеча, которую он задувает, может быть уже рядом с динамитом.