В России в Уральских горах небольшая группа буддистов во главе с ветераном афганской войны вот уже 21 год строит на вершине одинокой горы монастырь. Однако он расположился на земле, на которую заявляет свои претензии компания, принадлежащая одному из самых влиятельных российских олигархов. Эймос Чэппл из «Радио Свободная Европа / Радио Свобода» побывал в монастыре и познакомился с его обитателями, чтобы написать о них рассказ.

 

Семикилометровая лесная тропа ведет к монастырю, приютившемуся на вершине горы Качканар, на высоте 888 метров над уровнем моря. Эта группа на собачьей упряжке отправилась вниз на продуктами.

© Amos Chapple/Radio Free Europe/Radio Liberty
Группа на собачьей упряжке

А это ритуальное заклинание на санскрите «Ом мани падме хум» в конце дороги, указывающее на то, что буддистский монастырь близко. После снегопада дорога пешком может занять семь часов.

© Amos Chapple/Radio Free Europe/Radio Liberty
Ритуальное заклинание на санскрите

Буддистские послушники молятся у двух монастырских ступ, как называют святилища. Сначала на этом месте построили деревянную избу, которая со временем выросла до размеров комплекса, где есть статуя Будды, жилые помещения, общая кухня и баня. Монастырь носит название Шад Тчуп Линг, что означает «место для практики и реализации».

© Amos Chapple/Radio Free Europe/Radio Liberty
Монастырские ступы

Бывший военнослужащий Михаил Санников стал буддистским монахом и основал этот монастырь в 1995 году. Этот 55-летний настоятель монастыря был офицером Советской Армии во время оккупации Афганистана в 1979-89 годах. Санников, которого сейчас называют лама Докшит, говорит, что уволился из армии в 1987 году весь израненный, получив «две пули, удар ножом и осколок». Ту войну он вспоминал много лет. «Иногда все возвращалось в обычных вещах — я смотрю боевик и ловлю себя на мысли о том, что считаю, сколько патронов осталось у героя. Трудно было спать по ночам».

© Amos Chapple/Radio Free Europe/Radio Liberty
Михаил Санников

Уйдя из армии, Санников работал разнорабочим и «искал некую цель в жизни». В 1989 году он оказался в российском регионе Бурятия, где шесть лет изучал буддизм. Во время моей учебы, говорит Санников, буддизм существовал почти исключительно на востоке страны. «Я подумал, что это странно; у нас ведь и в центре России есть добрые люди. Мой учитель сказал: „Что ж, тогда поезжай туда“». По словам Санникова, учитель нарисовал очертания горы, и «задача стала мне ясна и понятна».

 

Однако Санников не осознавал ценность той руды, которая находится в недрах этой обдуваемой всеми ветрами горы.

 

Жилые помещения монастыря сегодня. Шестиметровую статую Будды из стеклопластика построили летом 2016 года. Несмотря на угрозу сноса, качканарские буддисты продолжают застраивать комплекс. Санников надеется, что со временем в монастыре удастся открыть школу буддизма.

© Amos Chapple/Radio Free Europe/Radio Liberty
Жилые помещения монастыря

Постоянно в монастыре живут восемь человек, а еще несколько человек регулярно туда приходят. Санников говорит, что жить в монастыре может кто угодно, «лишь бы это был хороший человек». Есть жесткие правила: никакого алкоголя, никаких наркотиков, никакой ругани. Групповая медитация длится ежедневно с семи до восьми часов утра. Затем каждый должен трудиться по пять часов в день.

© Amos Chapple/Radio Free Europe/Radio Liberty
Групповая медитация

Болеслав Вавилов собирает дрова для монастыря. Этот 27-летний мужчина несколько раз надолго приезжал в монастырь. Он работает массажистом, и всякий раз, когда появляется такая возможность, берет отпуск, чтобы отправиться в Качканар.

 

«Сегодня церковь в России это просто бизнес, — говорит Вавилов. — Многие молодые люди ищут иной духовный путь».

© Amos Chapple/Radio Free Europe/Radio Liberty
Болеслав Вавилов (справа)

Во время моего приезда из леса вышла собака и стала ночевать на территории монастыря. Теперь она бегает в упряжке и сама зарабатывает себе пропитание.

 

Юлия Гашева одна из трех женщин, живущих в монастыре. Ей 30 лет, и «в миру» она работает на стойке регистрации в гостинице. Однако женщина предпочитает жить в монастыре, где она по 16 часов в день готовит простую еду — в основном из гречки и макаронов.

 

Гашева молится перед ступой. «Здесь такой мир и спокойствие, какого ни за что не найдешь в обычной жизни», — говорит она.

© Amos Chapple/Radio Free Europe/Radio Liberty
Юлия Гашева молится перед ступой

Но иногда эту тишину и спокойствие нарушает шум и грохот, доносящийся из карьеров, которых возле монастыря несколько. Они принадлежат транснациональной горнодобывающей компании «Евраз». Рабочие добывают там железо и ванадий, который используется для упрочения стали.

© Amos Chapple/Radio Free Europe/Radio Liberty
Карьер компании «Евраз»

Одним из собственников «Евраза» является олигарх Роман Абрамович, поддерживающий тесные связи с российским президентом Владимиром Путиным. В этом регионе в компании работают около 6 000 человек. Поскольку один из ее рудников истощился, «Евраз» заявляет, что ему необходимо начать добычу на богатых залежами руды землях возле монастыря, чтобы сохранить доходность.

 

Компания ответила на расспросы «Радио Свободная Европа / Радио Свобода» о запланированном сносе монастыря заявлением по электронной почте: «Здания на горе Качканар расположены непосредственно на поверхности Собственно-Качканарского рудного месторождения. В соответствии с законодательством Российской Федерации, строительство любых, и особенно жилых зданий над месторождениями запрещено по соображениям безопасности. Этот вопрос находится в ведении государственной власти».

© Amos Chapple/Radio Free Europe/Radio Liberty
Стальные балки на одном из предприятий «Евраза»

Эта самая государственная власть намерена вмешаться и снести монастырский комплекс 1 марта 2017 года. Но этот план чреват осложнениями. Если статуя Будды будет снесена в угоду коммерческим интересам, это поставит бизнес в неловкое положение.

 

А еще есть местные туристы. Монастырь ежегодно посещают тысячи искателей приключений, в основном россияне. Эта молодая пара в составе группы из 30 человек провела ночь в монастыре во время моего пребывания там.

 

Болеслав Вавилов медитирует, дежуря в монастыре в ожидании туристов, которые могут прийти вечером, хотя спальных мест там мало. Туристы отвлекают внимание буддистов, но монастырь нуждается в продуктах, а также в рекламе.

© Amos Chapple/Radio Free Europe/Radio Liberty
Болеслав Вавилов медитирует

«Евраз» заявляет, что готов помочь перенести монастырь в другое место, однако качканарские буддисты говорят, что это место и построенные на нем здания священны. «Нельзя просто так переместить ступу».

© Amos Chapple/Radio Free Europe/Radio Liberty
Монастырская ступа

Санников игнорирует официальные просьбы о сносе монастыря, а также штрафы, выписанные ему местными властями. По вопросу о том, оставить или нет монастырь на вершине горы, общественное мнение раскололось. Петицию о сохранении монастыря подписали тысячи человек, и ее публично поддержал известный российский музыкант Борис Гребенщиков. Но некоторые жители Качканара говорят, что монастырь мешает развитию города. Главный редактор газеты «Качканарский четверг» Людмила Лаптева рассказала «Радио Свободная Европа / Радио Свобода»: «Этот город специально был построен для того, чтобы здесь можно было добывать полезные ископаемые. Если „Евраз“ не сможет продолжать добычу, Качканар просто прекратит существование».