Владимиру Путину придется в ближайшее время заняться усилением контроля над элитами и налаживанием контакта с обществом, предсказывает сотрудница Польского института международных отношений Агнешка Легуцка в статье на тему российских выборов, выдержки из которой приводит сайт телеканала «Тэ-фау-эн 24» (TVN24, 22.12). С одной стороны, действующего президента поддерживает 80-85% россиян, но с другой, — более половины жителей России хотят перемен, то есть повышения уровня жизни, борьбы с коррупцией, реформ в судебной системе, образовании, здравоохранении и других сферах.

Путин заинтересован в том, чтобы заручиться поддержкой максимального количества избирателей, поскольку главным пунктом его программы после выборов станет поиск преемника, а взрыв общественного недовольства не только осложнит этот процесс, но и бросит тень на имидж власти. В связи с этим президент запустил кампанию по смене губернаторов и предложил россиянам новые социальные программы, пишет аналитик.

По ее мнению, для воздействия на истеблишмент будет использована внешняя политика. «Хотя конфронтационный курс в отношении США и ЕС расходится с экономическими интересами российских элит, он может сыграть свою роль во внутренней политике. Риторика, направленная против Запада и в первую очередь США, станет более жесткой, а это послужит мобилизации россиян против внешних угроз. В такой ситуации Путин сможет при общественной поддержке укрепить роль силовиков (ФСБ, армии) в политической системе России».

«Жечпосполита» (Rzeczpospolita, 28.12) сообщает о том, что ЦИК отказалась зарегистрировать оппозиционера Алексея Навального кандидатом в президенты. Как объясняет газете политолог Николай Петров, российская власть боится повторения ситуации 2013 года, когда на выборах мэра Москвы Навальному удалось сплотить вокруг себя ту часть электората, которая критически относится к Путину. Одновременно Кремль не заинтересован во вспышке протестов, поэтому каждый кандидат, допущенный к участию в президентской гонке, будет представлять интересы какой-либо группы населения. Именно для этого, как полагают эксперты, там появится Ксения Собчак, которая пользуется поддержкой молодежи.

Откуда в Кремле берется такой страх перед несуществующим конкурентом? Почему Путин избегает даже произносить фамилию Навального, хотя у оппозиционного политика не было бы шансов одержать победу даже на совершенно честных выборах?— задается вопросами «Газета Выборча» (Gazeta Wyborcza, 27.12).

Ответ кажется изданию очевидным: Навальный разрушает официальный дискурс, согласно которому весь народ мыслит одинаково, говорит одним голосом и голосует за одного кандидата, то есть действующего президента или представителей «официальной оппозиции». Тревогу власти вызывает сама перспектива того, что в общественном пространстве может появиться человек, не согласовывающий свои высказывания с Кремлем и способный завести речь о коррупции, которую ловко скрывают за оптимистическими прогнозами развития Российской Федерации.

Навальный  уже добился статуса российского политика номер два, и пример с него следует взять всем другим оппозиционерам, подчеркивает «Газета Выборча» (Gazeta Wyborcza, 26.12) в другой публикации. Несмотря на преследования со стороны властей и отсутствие доступа к СМИ, оппозиционеру удается задавать тон публичным дискуссиям, реагировать на все шаги Кремля, а также привлекать к себе сторонников.

Основные качества, которые позволяют Навальному быть эффективным политиком, — это целеустремленность и работоспособность. Именно их он продемонстрировал на выборах московского градоначальника в 2013 году, когда, не имея средств и доступа к залам для проведения встреч с избирателями, он смог наголову опередить всех представителей «официальной оппозиции». «К выборам 18 марта его не допустили, но избавиться от него уже не выйдет. Вне зависимости от того, насколько великолепный результат нарисует Путину Центральная избирательная комиссия, на его победу бросит тень тот факт, что он побоялся вступить в борьбу с единственным реальным конкурентом», — подводит итог газета.

Что будет, если деградация путинского режима продолжится, а это позволит Навальному однажды стать президентом? — размышляет портал «вПолитице» (wPolityce.pl, 26.12), предупреждая, что для Польши такая перспектива не предвещает ничего хорошего. Либеральное мировоззрение означает в России приверженность антиклерикализму и общественному прогрессивизму, значит, нынешний оппозиционер и его окружение легко найдут общий язык с западными элитами и смогут запустить «перезагрузку» отношений с Западом.

Опасность такого сближения заключается, по мнению комментатора, в том, что Навальный хочет повысить статус своей страны на международной арене, не отвергая одновременно некоторые завоевания путинской политики, в частности присоединение Крыма. В итоге стремление западных стран наладить контакты с новым российским руководством может обернуться официальным закреплением нынешнего статуса полуострова и уступками в регионе Восточно-Центральной Европы.

«Это, конечно, не означает, что нам следует по-новому взглянуть на Путина. Мы знаем его отношение к Польше, и оно не изменится. Однако следует обратить внимание на тот факт, что в отличие от Навального он не вызывает симпатий на Западе. Это гарантирует, что никто не заключит без нашего участия какую-нибудь стратегическую сделку, которая окажется гораздо более опасной, чем прокладка очередной ветки газопровода „Северный поток“», — резюмирует журналист.

Британский журналист Тим Маршалл в интервью «Супер Экспресс» (Super Express, 23.12) предупреждает Польшу, что та из-за своего географического положения всегда останется предметом пристального интереса России. Москва традиционно хочет отодвинуть угрозы как можно дальше от себя, подчинив в военном или политическом плане те земли, которые лежат на западе от ее границ.

В эпоху холодной войны, вспоминает собеседник газеты, Советский Союз не только окружил себя кольцом стран-сателлитов, но и проник в структуры западных государств, стараясь повлиять на их политику в том числе при помощи финансирования коммунистических партий, профсоюзов и радикальных движений. Сегодня в распоряжении Москвы появились новые технологии, которые значительно расширили е возможности в сфере воздействия на европейскую общественность.

Страны Западной Европы не понимают опасений поляков, связанных с Россией, и недоумевают, почему Варшава избрала своим союзником Вашингтон, отмечает Маршалл. Между тем именно США разделяют польскую точку зрения и прилагают усилия к укреплению восточного фланга НАТО. Это связано с тем, что превращение России в доминирующего игрока на территории Евразии будет угрожать глобальным интересам Америки.

Историк Ежи Таргальский в беседе с каналом «Република» (Republika, 22.12) обрисовывает сценарий краха России. История российского государства, согласно его концепции, развивается циклично. Каждый новый цикл начинается экспансией и заканчивается тогда, когда она встречает решительное противодействие, что влечет за собой стагнацию, попытку провести реформы и глубокий кризис, из которого страна может выйти, только начав новую экспансию. Последний продолжительный этап российского наступления начался, по словам эксперта, в середине 1950-х годов и продолжался до 1980 года, когда война в Афганистане заставила Запад перейти к активному противодействию российским поползновениям.

Последовавший за этим кризисный период завершился в 2000 году с приходом к власти Путина. Москва вновь перешла к этапу экспансии, но уже в 2014 его прервала Украина, оказавшая россиянам отпор. Анализируя события прошлых веков, Таргальский делает вывод, что если период сдерживания захватнических устремлений России продлится около девяти лет (то есть Запад не будет в это время идти ей на какие-либо уступки), примерно в 2023 году там начнется новый период распада. Между тем до своего логического конца процесс разложения государства сможет дойти лишь в том случае, если агрессор не получит новой пищи.