Россия, заставившая США отступить на Ближнем Востоке в ходе сирийского кризиса, теперь активизирует политику экспансии на Африканском роге. Так обозреватель Birgün (27.11) комментирует визит президента Судана Омара аль-Башира в Россию и его заявление о том, что на переговорах с российской стороной в Сочи обсуждалось создание военной базы на Красном море. Война глобальных держав за доминирование, которая идет на Ближнем Востоке, продолжится в Африке, подчеркивает автор.

На саммите лидеров России, Турции и Ирана 22 ноября в Сочи была подготовлена правовая основа сохранения территориальной целостности Сирии, при этом мечты курдской Партии «Демократический союз» (PYD) о создании независимого государства рухнули, заключает Директор Института российских исследований, профессор Салих Йылмаз (Star, 27.11).

Отныне у Турции только одна повестка дня в Сирии — PYD, отмечает автор Karar (27.11), и если Турция добьется уступок в этом вопросе, она может пересмотреть свою политику в отношении Дамаска и оппозиции. В целом, делает вывод журналист, «сочинский процесс», простроенный на том, как Россия трактует политическое решение в САР, по сути реализуется для того, чтобы с помощью «косметических уступок» заставить сирийскую оппозицию принять Асада, а также «решить» сирийский вопрос без урегулирования проблем, вызвавших его возникновение.

Турции нужно смириться с тем фактом, что Асад не уйдет; более того, можно вести речь об общности интересов Анкары и Дамаска: ни режиму Асада, ни Турции не нужен какой-либо автономный курдский регион на севере Сирии (Aydınlık, 27.11; Dünya, 27.11).

Несмотря на заявленный на саммите в Сочи переход к политическому урегулированию в Сирии, сохраняется неопределенность по ряду вопросов (Vatan, 28.11): можно ли сказать, что с ИГИЛ (запрещена в России – прим. ред.) покончено, и что будет с представителями радикальных организаций, прежде всего «ан-Нусрой» (запрещена в России – прим. ред.); действительно ли война России в Сирии закончилась, если учесть сохраняющееся присутствие «Группы Хорасан», в которую входят выходцы из Северного Кавказа и Средней Азии, и которую Россия считает источником прямой угрозы для себя; будет ли PYD приглашена на Конгресс народов Сирии; возможна ли операция Турции в отношении Африна?

Россия никогда не выпустит из рук курдскую карту, и на «сочинский процесс» не стоит сильно рассчитывать, заключает автор T24 (28.11). Россия никогда открыто не выступала против PYD и, более того, хотела пригласить эту организацию на Конгресс народов Сирии, напоминает колумнист Hürriyet (28.11). Переманив PYD на свою сторону, Россия рассчитывает сломать американское влияние в Сирии, подытоживает Yeni Çağ (02.12).

Если бы Турция не села за стол с такими активными в регионе странами, как Россия и Иран, несмотря на то, что их взгляд на сирийский вопрос во многом отличается, Турция столкнулась бы с серьезной террористической угрозой у своих южных рубежей, не смогла бы участвовать в инициативах в отношении страны, с которой имеет самую протяженную границу, не смогла бы защитить свои интересы, убежден колумнист Yeni Şafak (29.11).

Судя по функциям и последствиям «сочинского процесса», он ничем не отличается от Кючук-Кайндарджийского мира, который тоже когда-то позиционировался как успех, а по сути стал частью событий, положивших конец Османской империи, замечает журналист Yeni Çağ (29.11). Целью «сочинского процесса» является легитимизация присутствия PYD при поддержке США на севере Сирии, и Россия, с которой «Турция вынуждена сотрудничать как утопающий, хватающийся за соломинку», согласилась на американо-израильско-саудовский проект создания курдского коридора на севере Сирии. Поэтому, заключает журналист, «сочинский процесс» никак не связан с миром в САР; мир невозможен, пока США/PYD оккупируют 30% сирийских территорий.

Трехсторонний саммит в Сочи показал, что Россия — решающий игрок в Сирии, делает вывод Karar (28.11). Россия еще более усилила свои позиции на Ближнем Востоке, в Евразии и продемонстрировала «славное возвращение», подчеркивает Odatv.com (27.11). Отмечается, что благодаря сочетанию динамичной, активной, энергичной, гибкой дипломатии и жесткой силы Россия стала иметь влияние как на Дамаск, так и на сирийскую оппозицию; в то же время она, воспользовавшись проблемами Турции в отношениях с США и ЕС, повысила свое влияние в политической и экономической ориентации Турции, в политике Турции в сфере энергетики и обороны.

После саммита в Сочи еще чаще стали звучать комментарии об отдалении Турции от Запада и ее сближении с Россией, обращает внимание Medya Günlüğü (27.11). Но, как показывает история, Турция не может полностью оторваться от Запада и построить «стратегическое партнерство» с Россией. Исторически сложившийся характер российско-турецких отношений прекрасно отражает понятие «принудительный брак, в который вступают по необходимости». У двух стран свои амбиции и претензии в регионе, они видят конкурентов друг в друге, Россия считает «чужой» Турцию, с которой она никогда не разделяла общих ценностей. Да, в истории бывали периоды российско-турецкого сотрудничества, но оно всегда оставалось на тактическом уровне. Наглядный пример — Сирия, где две страны, как того требуют интересы, действуют сообща; однако это обусловленное конъюнктурными соображениями сотрудничество в какой-то момент, когда интересов не будет, останется позади. Кроме того, русские никогда не забудут «самолетный инцидент».

Россия больше не доверяет турецкому руководству и только пытается использовать его, отмечает Odatv.com (27.11). Уничтожив российский Су-24 24 ноября 2015 года, Турция лишилась «российской карты», которую она могла показывать США, полагает автор Milliyet (28.11). А США, которые воспользовались этим, стали не просто поддерживать PYD, а взяли ее под свое покровительство, фактически забыв об обещании «курды отойдут на восточный берег Евфрата».

Несмотря на сотрудничество во многих сферах и прежде всего в энергетике, между Турцией и Россией сохраняются расхождения во взглядах, пишет Hürriyet (27.11). На Балканах, в Черном море, Крыму, на Украине, Кавказе и даже Каспии в контексте энергетических проектов речь идет о разных подходах. Хотя Турция с целью усиления своей противоракетной обороны решила купить С–400, из этого нельзя извлечь вывод о каком-либо глубоком сотрудничестве в оборонной сфере. Россия не соглашается на совместное производство ракет, не передает технологии.

То, что Россия состоит в диалоге с Дамаском, а Турция — со значительной частью сирийской оппозиции, буквально вынуждает две страны сотрудничать друг с другом, но это не значит, что позиции Турции и России по сирийскому вопросу полностью совпадают. Все это создает не союз между Турцией и Россией, а только конъюнктурную и прагматичную платформу общих знаменателей, подытоживает автор статьи. Кроме того, тот факт, что Турция входит в НАТО, образует важнейшее измерение безопасности в этом регионе и усиливает роль России в европейской архитектуре безопасности.

Выйдя из НАТО, Турция станет беззащитной перед Россией, при этом ни Шанхайская организация сотрудничества, ни «российско-иранская ось» и прочее не могут быть альтернативой Западу для Турции, пишут Dünya (27.11) и Hürriyet (01.12).

С усилением влияния России в энергетике северного Ирака и реализацией новых российско-турецких проектов, таких как «Турецкий поток», Турция может стать еще более зависимой от России в энергетической сфере, приходит к выводу колумнист Hürriyet (28.11). Подчеркивается, что с приобретением части нефтяных месторождений северного Ирака Россия, которая сейчас находится на втором месте после Ирака по экспорту нефти в Турцию, неизбежно станет важнейшим игроком в турецком нефтяном импорте. Но больше всего Турция зависит от России в сфере природного газа. В 2016 году по западному маршруту и «Голубому потоку» Турция импортировала из России в общей сложности 30 миллиардов кубометров природного газа.

Yeni Şafak (29.11) и Sabah (01.12), обращая внимание на заявление госсекретаря США Рекса Тиллерсона о том, что Иран и Россия не могут предложить турецкому обществу тех экономических и политических выгод, которые могут предложить западные общества, приходят к выводу: США обеспокоены «сочинским альянсом» и наращиванием российско-турецко-иранского сотрудничества. Milli gazete (29.11) усматривает в этом заявлении «скрытую угрозу» в адрес Турции. США шантажируют Турцию, решила Star (29.11).

Турция, по мнению автора Milli gazete (30.11), может ответить угрожающим ей США следующим образом: зайти в Африн; дать более решительные сигналы в рамках астанинского процесса; как можно скорее развернуть С–400.


В центре внимания Vatan (28.11) — батальон «Туран», отправленный Россией в Сирию для борьбы с ИГИЛ нетрадиционными методами ведения боевых действий. Отмечается, что батальон состоит по большей части из специально обученных бойцов — выходцев из Средней Азии; его численность оценивается на уровне 800–1200 человек; отмечается высокий вклад этого отряда в успех борьбы с террористами.

Россия и Турция обменялись осужденными, информирует Habertürk (29.11). Граждане РФ Юрий Анисимов и Александр Смирнов были выданы России в обмен на заместителей председателя Меджлиса крымско-татарского народа Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза. С одной стороны, обнадеживает тот факт, что «Анкара так отстаивает крымское дело и сохраняет позицию непризнания оккупации Крыма Россией, с которой она при нынешней конъюнктуре состоит в благоприятных отношениях», комментирует автор Karar (30.11). С другой стороны, продолжает журналист, это не равноценный обмен: Турция взамен на двух политиков освободила «секретных агентов» и «профессиональных убийц», задержанных по подозрению в убийстве чеченских лидеров, проживавших в Стамбуле.

Владимир Путин весьма своевременно обеспечил выход России из рецессии, ведь очень скоро российский президент объявит о намерении переизбраться, отмечает Akşam (30.11). Сейчас Россия, наконец, выходит из периода стагнации, и в этой связи Путин не столкнется с каким-либо серьезным конкурентом на предстоящих выборах, какими-либо протестами против него, как в 2012 году, а также «воплями о фальсификации выборов».

2017 год засвидетельствовал возвращение в мировую политику одного из главных средств демонстрации силы в годы холодной войны — межконтинентальных баллистических ракет, которые снова стали бороздить просторы неба, пишет Yeni Şafak (01.12). Отмечается, что, помимо ракетных пусков КНДР, которые подожгли во всем мире фитиль гонки, которая, казалось, уходит в прошлое, США всего за десять месяцев провели четыре испытания межконтинентальных баллистических ракет, Россия тоже в июне и сентябре этого года испытала ракеты типа «Тополь», «Ярс», «Булава».