Магнус Нурденман (Magnus Nordenman) — директор проекта «Transatlantic Security Initiative» (Трансатлантическая инициатива безопасности) в Центре международной безопасности Брент Скаукрофт (Brent Scowcroft Center on International Security) организации Atlantic Council в округе Вашингтон. За последние несколько лет подлодки несколько раз были замечены у побережья Норвегии и в шведских шхерах.


Охота на российские подлодки постоянно идет в Атлантическом океане, Балтийском море и других частях света, цель такой охоты — обнаружить их местонахождение.


Самая большая угроза


«Все более активные российские подлодки являются сегодня самой большой угрозой безопасности», — констатирует Нурденман. Известный исследователь говорит, что Россия значительно улучшила свои военно-морские силы, и не в последнюю очередь — на севере.


«Картина сложная. Видим ли мы Северный флот таким, каким он был в советское время?— спрашивает Нурденман в беседе с Aldrimer.no, и сам же отвечает. — Нет. Стали русские более активными, чем раньше? Определенно. Стали они более умелыми, чем раньше? Абсолютно. Стали ли их подлодки более современными, чем раньше? Несомненно. В Вашингтоне спустя 20 лет после того времени, когда считалось, что Северный флот нужно сдавать в утиль, снова обращают на него внимание. Те, кто принимает решения в округе Колумбия, снова рассматривают Россию как военно-морского конкурента».


Крылатые ракеты


Нынешние российские подлодки заметно улучшили свои системы вооружения и получили ракеты, против которых у НАТО сегодня нет эффективной защиты. Это, в частности, относится к сверхзвуковым крылатым ракетам «Калибр», которые могут быть запущены из подводного положения.


«Особую озабоченность вызывает способность российских подлодок использовать крылатые ракеты. Во время холодной войны Россия никогда не была особенно сильна в этой области. Но сейчас у нее есть такие мощности. Именно это вызывает особенную озабоченность по эту сторону Атлантики. Идут разговоры о том, что военно-морские силы России вернулись. И в количественном отношении их невозможно сравнить с тем, что было во время Советского Союза», — говорит Нурденман.


20 лет разрухи


Aldrimer.no: Насколько рискованными являются действия подлодок русских? Русские подлодки, предположительно, были замечены у побережья Норвегии, но это не имеет достаточно хорошего подтверждения. Насколько близко к территориальным водам стран НАТО подходят российские подлодки?


Нурденман:
Хороший вопрос. Неизвестно, до какой степени им это удается. Но они, без сомнения, стали лучше. Они улучшают свои возможности и учения. Оборотной стороной медали является вопрос, насколько мы слабы. Я имею в виду НАТО, западные страны. Противолодочными операциями не занимались 20 лет. Норвежские флотские патрульные самолеты следили за Северным флотом в дополнение к рыболовной инспекции и патрульным полетам. Но что касается ASW (anti submarine warfare, ведение противолодочных операций — прим. пер), то здесь, чтобы быть в форме, необходимо тренироваться постоянно.


Резкий рост интереса


С 2014 года запрос на полеты патрульных самолетов и разведку передвижения российских подлодок вырос в НАТО почти лавинообразно. Две российские подлодки абсолютно незаметно подошли к восточному побережью США и застали врасплох всю американскую оборону, неожиданно появившись у самой береговой линии США. Это стало важной причиной быстрых изменений.


«Я думаю, что НАТО, США и в определенной степени Норвегия понимают важность противолодочных операций, принимая во внимание большую протяженность линии побережья и потребность в различных сенсорных платформах и ведении наблюдения», — дипломатично говорит Нурденман. Подразумевается, что Норвегия давно уже не может осуществлять достаточное количество полетов норвежских патрульных самолетов P-3C Orion 333-й эскадрильи, база которой находится в Андэйя.


Сенсационные заявления об обнаружении подлодок


В прошлом году был сделан ряд сенсационных заявлений об обнаружении подлодок у побережья Норвегии. Тем не менее, норвежские военные подверглись критике за то, что не проявили достаточно интереса и не сумели реально проконтролировать, были ли подлодки действительно замечены, и действительно ли то, что видели свидетели, было российскими подводными лодками.


Нарушение границ


— Соответствует ли действительности, что российские подлодки сознательно нарушают границы для систематической проверки оборонных систем Норвегии и других стран НАТО? Чтό страны НАТО при этом сумели обнаружить?


— Хочу сказать, что это вполне вероятно. Мы видели признаки этого в Великобритании, Франции, Швеции и Финляндии. Да, это вполне вероятно.


— Стоит ли за этими операциями техническая мотивация, или это также является стратегической коммуникацией со стороны России, как некое напоминание странам о том, что они должны проводить уступчивую и осторожную линию в отношении России?


— И то, и другое.


— Значит, и то, и другое, а также тренировки и стратегическая коммуникация — напоминание правительствам этих стран?


— Да. Я бы не сказал, что это напоминание руководителям. Это напоминание о том, что, по мнению России, она может делать, что хочет. Стратегически Россия является слабым участником в этом соревновании. Она пытается показать, что у нее новые возможности, и что другие должны быть осторожными, в то же время она пытается вызвать неуверенность у тех, кто принимает политические решения.


— Вызывающее поведение имеет свои преимущества?


— Именно.


Отработка молниеносного нападения


Ряд военных аналитиков, с которыми беседовали корреспонденты Aldrimer.no, считают, что Россия делает упор на создании способности нанести молниеносный удар с последующим быстрым уходом, чтобы НАТО не смогла применить статью 5. Возможно также, с последующими операциями, целью которых является сделать невозможным или, во всяком случае, очень трудным для НАТО выдвинуть подкрепления.


Целью является создание хаоса и замешательства в НАТО при возникновении конфликтной ситуации.


«Я согласен с такой оценкой, — говорит Нурденман и заканчивает разговор предупреждением норвежским и другим западным политикам. — Мы видели, что Россия, не встречая сопротивления, становится все более смелой и более дерзкой. Ей следует давать сильной ответ и указывать на границы дозволенного. В данном случае — показывая России, что мы видим ее подлодки, можем их находить, не хотим, чтобы они были здесь, и вытесняем их. Если этого не будет, русские будут продолжать проверять наши границы. Это не уникально в северных областях. Это схема русского поведения. Они будут продолжать толкаться, если никто не толкнет их в ответ».