Украинскую армию пополнили опытные бойцы из Грузии, имеющие опыт боевых действий еще с 1990-х годов.

 

День военной разведки традиционно проходит почти незамеченным, как и работа самих разведчиков, призванных оставаться невидимыми для врага. Их называют призраками, тенями или летучими мышами, большинство избегает любой публичности, однако некоторые из них не боятся показать свое лицо перед телекамерами.


Почерневшими от пороха руками разведчик-грузин скручивает бумажную розу и дарит ее журналистке. «Это грузинская хитрость — даже на войне подарить красоту», — говорит он. Среди обгоревших стен «Гюрза» цитирует Шекспира и Данте, но несмотря гуманитарные таланты, стал военным, который не выпускает сигареты из рук. «Посмотрите на Абхазию, Цхинвали — там «русский мир», кроме руин ничего нет», — говорит он. «Русский мир» унес жизни отца «Гюрзы», и теперь он защищает Украину.


Свой боевой путь в АТО грузин начал в полку «Азов» (запрещен в РФ — прим.ред.), бился за Широкино. Тогда подполковник в отставке грузинской армии считался волонтером — иностранцам в Национальную гвардию официально нельзя. «Не знаю, почему, когда эти иностранцы больше делают ради Украины, чем те, кто сидит дома до сих пор и патриотизм обсуждает на уровне чашечки кофе», — удивляется он. В Вооруженных силах «Гюрза» стал старшим солдатом разведывательного взвода. Потерю своего звания пережил легко, потому что чувствует долг перед Украиной. «Когда в 1992-м парни из УНА-УНСО (организация запрещена в РФ — прим.ред.) воевали за мою родину — мы этого не забываем. Грузины в долгу никогда не останутся», — объяснил разведчик.


Во имя дружбы с украинскими бойцами в Абхазии за Украину пришел воевать и Мамука. «Здесь нет, а вот в Абхазии приходилось трое суток покрываться трупами и не выходить», — вспоминает  грузин свою разведдеятельность. Службу в разведке он характеризует одним словом — терпение. Часто приходится выходить за линию разграничения, следить за врагом часами. «Самое сложное — это ждать», — признается он. Сейчас служить с ним в разведку пошел и 20-летний сын Казимир. «Должен на себе испытать, что положено в армии», — объясняет отец.


Талисманы у разведчиков такие же, как и у большинства воинов — любимые животные. У Мамуки с Казимиром это пес-кавказец Лова, у «Гюрзы» две маленькие игрушки. «Был обстрел, наклонись за ней — и пуля над головой пролетела», — говорит боец. Теперь он всегда ходит с ними в тыл к врагу. «Я их никогда не бросаю, и они меня не бросают», — признается разведчик. Он гордится тем, что его жена — украинка. И говорит, что для нее всегда выбирает самые красивые розы.