Fronda.pl: Россия, как сообщает пресса, не намерена делиться с НАТО информацией о проведении военных учений. Между тем в этом году в Белоруссии, в том числе на прилегающих к Польше территориях, пройдут крупные маневры «Запад-2017». Есть ли у нас причины для тревоги?

 

Рышард Чарнецкий (Ryszard Czarnecki): Это очередной элемент психологической войны. Россия, которая оказалась в сложной экономической ситуации, играет мускулами. Она делает это специально, стремясь подать Западу сигнал, что она остается сильной и будет продолжать прямо и опосредовано запугивать своих ближайших и более отдаленных соседей. Москва говорит: вам стоит бояться меня сильнее, чем раньше. Так я это понимаю, хотя, конечно, следует принимать во внимание и самый крайний вариант: переход от политики к военной агрессии. Напомню, что нападение России на Грузию в 2008 и на Украину в 2014 году тоже казалось невозможным. Но, как выяснилось, это было возможным и произошло. Так что стоит дуть на воду.

 

 Связаны ли действия России с укреплением восточного фланга НАТО?

 

— Это не работает по законам Хаммурапи: «око за око, зуб за зуб». Россия не только реагирует на действии Альянса, довольно часто она сама идет на обострение. Она говорит, что реагирует на шаги «ужасного Запада», но на самом деле это элемент ее собственного сценария по запугиванию, демонстрации, что она сильна, и с ней следует считаться.

 Европейский союз, в свою очередь, взамен за уступки Газпрома в антимонопольном разбирательстве готов согласиться на строительство газопровода «Северный поток-2». Это опасный для нас сигнал?

 

— В споре между Польшей и Европейской комиссией, вторая сторона поддерживает Газпром. Это совершенно невероятная ситуация: вместо того, чтобы защищать своего члена, Еврокомиссия прислушивается к российским подсказкам. А Россия, которая руководствуется принципом «разделяй и властвуй», готова пойти на все, чтобы вступить в сговор с отдельными странами Западной Европы, с Еврокомиссией против других стран, в данном случае Польши.

 

 С одной стороны, Европейский Союз заявляет о сохранении санкций, которые ввели против России за войну на Украине, а с другой — соглашается на строительство вышеупомянутого газопровода. Как это понимать?

 

— Это политика игры на двух фортепиано. С одной стороны, ЕС идет на какие-то шаги под давлением Польши и стран Балтии, а с другой — открывает России экономическую лазейку, что выгодно отдельным странам Евросоюза, а конкретно Германии. Это нужно понимать так: ЕС не ведет безумную политику, он действует в интересах Берлина, который позаботился о том, чтобы развернуть над «Северным потоком» европейский синий зонт с желтыми звездами.

 

 Остаются ли еще шансы на то, что проект не станет реальностью? Нам есть за что бороться?

 

— Нам следует вернуться к тому, что было раньше: к широкой коалиции, в которую входят не только страны Балтии, но и скандинавские страны, которые давно демонстрировали обеспокоенность по поводу экономических аспектов этого проекта. Нужно говорить о том, как важна в этой сфере европейская солидарность. Одержать победу в этом деле очень сложно, но мы должны бороться: тот, кто не сражается, не побеждает. Если мы сдадимся, Германия и Россия устроят нам новый Рапалльский договор или Локарно.

 

 Благодарю за беседу.