Повсюду пробил час перевооружения. США Дональда Трампа представляют расширенный военный бюджет и призывают союзников к увеличению оборонных расходов, тогда как Россия Владимира Путина вызывает тревогу, а Китай Си Цзиньпина удваивает усилия по модернизации армии.


Хотя нам неизвестно, куда ведут нынешние перемены на международной арене, в одном сомнений нет: все перестали получать дивиденды от мира и, по мере возможностей, готовятся к обороне в обстановке обостренной нестабильности.


Дональд Трамп четко продемонстрировал свои намерения, объявив о 10% увеличении бюджета Пентагона, на который (более 600 миллиардов долларов) уже приходится 40% мировых военных расходов. Этому, конечно, далеко до 25% расширения, решение о котором принял Рональд Рейган в 1981 году, однако с окончания холодной войны Америка еще не давала такого толчка гонке вооружений.


Мотивы Трампа перекликаются с резонами Рейгана: при отсутствии настоящей военной стратегии цель заключается в том, чтобы способствовать подъему национальной экономики, а также произвести впечатление на потенциальных противников. Появление в Сирии батальона морской пехоты с развевающимся звездно-полосатым флагом для борьбы с «Исламским государством» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.) означает, что курс новой администрации вовсе не обязательно будет столь изоляционистским, как сулил лозунг «Америка прежде всего». Если учесть, что «стратег» Белого дома Стивен Бэннон (Stephen Bannon) убежден в неизбежности войны с Китаем, перспективы выглядят не слишком обнадеживающими. Китай в этом году сообщил лишь о незначительном увеличении оборонных расходов, однако они все же увеличились в десять раз за 15 лет, и Пекин готовится бросить вызов Вашингтону на море.


В Азии напряженность растет не только из-за территориальных требований Пекина в Южно-Китайском море, но и из-за непредсказуемого поведения Пхеньяна. Недавние испытания северокорейских ракет привели к развертыванию американской ПРО для защиты Сеула, что ставит в неудобное положение Пекин. В этом чрезвычайно взрывоопасном регионе не существует никакой международной системы, которая могла бы уменьшить риск конфронтации. Кроме того, по данным Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), именно здесь наблюдается сильнейший прирост оружейного импорта.


Перевооружение — явление мировых масштабов. Оно касается в первую очередь Ближнего Востока, а также Африки, Алжир занимает место крупнейшего импортера с 46% долей, по данным SIPRI. В Центральной Африке основными покупателями являются Нигерия, Судан и Эфиопия, страны, которым приходится иметь дело с открытыми конфликтами.


Мировая гонка вооружений идет на фоне заставляющих опасаться худшего словесных эксцессов Трампа, а также кризиса сформированной Россией и США в конце холодной войны системы контроля над оружием. Сегодня мы вновь видим со всех сторон модернизацию военных арсеналов и их интеграцию в военные стратегии.


Европа долгое время пользовалась дивидендами мира, но теперь вынуждена следовать за этой тенденцией. В Североатлантическом альянсе союзников призывают выполнить требование о выделении 2% ВВП на оборону. Стоит отметить, что доля США в расходах НАТО достигла 75%, и что Трамп всего лишь более настойчиво повторил звучавшие в прошлом обвинения.


Природа споров меняется. Как можно убедиться по французской избирательной кампании, никто или почти никто не оспаривает необходимость больших трат на безопасность. На фоне кризиса Европейского Союза мысль о европейской обороне вновь выходит на первый план, однако все это не ведет к появлению конкретных решений.


Во Франции оружейная индустрия не знает кризиса. В прошлом году экспорт достиг рекордной отметки почти в 20 миллиардов евро, если верить докладу Генерального управления вооружений. Индии были проданы 36 истребителей Rafale, Кувейту — 300 единиц техники и 30 вертолетов, Египту — телекоммуникационный спутник, Сингапуру — 16 вертолетов и Австралии — 12 подлодок. Оружие — одна из последних отраслей французской промышленности, которая пользуется подобным успехом на внешних рынках. С учетом масштабов безработицы несложно понять, что пацифисты не получают особого отклика, и что основные кандидаты в президенты поддерживают повышение оборонного бюджета.


В настоящий момент, когда США говорят о своем нежелании дальше играть традиционную роль мирового жандарма и намерении сосредоточиться на национальных интересах, у региональных держав возникает соблазн пуститься в гонку вооружений, чтобы самостоятельно гарантировать свою безопасность. Для торговцев оружием тут открывается огромный рынок, который с учетом всевозможных угроз может рано или поздно поставить нас на порог войны.