Приостановление членства Узбекистана в Организации не станет препятствием для развития двухсторонних отношений с Россией в вопросах обеспечения региональной безопасности в Средней Азии, сотрудничества двух стран в афганском направлении и т.д.

Так комментирует узбекский политолог Бахтиер Эргашев недавнее приостановление членства Узбекистана в ОДКБ.

По его словам, в конце июня Министерство иностранных дел Республики Узбекистан отправило ноту в Секретариат ОДКБ о приостановлении членства Узбекистана в данной Организации.

«Данный шаг Узбекистана широко обсуждается в аналитических и экспертных кругах. Тональность выступлений и оценок самая разнообразная — начиная от мстительно-злорадного — «им же будет хуже», до попыток объективного анализа проблем самой ОДКБ. При этом большая часть оценок страдает одним недостатком — ситуация приостановления Узбекистаном своего членства в ОДКБ рассматривается как единовременный акт, без анализа того, как Узбекистан шел к этому решению», — отмечает аналитик.

По его мнению, на самом деле, почти сразу после принятия в июне 2009 решения о создании Коллективных сил быстрого развертывания (КСОР) у Узбекистана возникли принципиальные разногласия по механизму голосования при принятии решений об использовании КСОР.

«Узбекистан настаивал на необходимости соблюдения принципа консенсуса при принятии решения на развертывание и применение контингентов КСОР. Решение на развертывание и применение КСОР должно приниматься Советом коллективной безопасности только на основе консенсуса. Предложение отдельных государств ОДКБ о том, что решение на применение Коллективных сил принимается «с согласия Сторон, для которых настоящее Соглашение вступило в силу», для Узбекистана было абсолютно неприемлемо, так как в этом случае нарушается принцип консенсуса. Особое мнение Узбекистана по Соглашению о КСОР было и по поводу того, что «Коллективные силы не могут использоваться как военная составляющая на пространстве СНГ и в государствах ОДКБ для решения споров и противостояния, которые могут возникнуть между этими государствами». Как результат — Узбекистан не участвовал в формировании КСОР. Кроме того, Узбекистан не подписал Заявление о Миротворческих силах ОДКБ в декабре 2010 года», — пояснил Эргашев.

Он обратил внимание на то, что Узбекистан дистанцировался от попыток превращения ОДКБ в инструмент решения внутриполитических проблем тех или иных членов Организации.

«Особую актуальность нынешнее решение Ташкента приобретает во взаимоувязке с вопросами урегулирования ситуации в Афганистане. Учитывая то, что принципиальное решение о выводе войск западной коалиции из Афганистана принято, и с каждым днем приближается 2014 год, когда они будут выведены, воздействие афганского фактора на безопасность в регионе только будет усиливаться. И здесь выходит второй аспект — это неэффективность ОДКБ в решении вопросов афганского урегулирования. ОДКБ в нынешнем виде так и не стал тем надежным механизмом, который был способен эффективно решать вопросы обеспечения безопасности среднеазиатских стран-членов ОДКБ, и в частности Узбекистана. Начиная от проникновения экстремистов, и заканчивая вопросами наркотрафика. И поэтому, в данной ситуации версия о том, что Узбекистана вышел из ОДКБ, в обмен на какие-то гарантии безопасности со стороны США являются всего лишь гипотезой, причем одной из многих, и которая еще не получила своего подтверждения», — утверждает политолог.

Он считает, что вряд ли в средне- и долгосрочной перспективе приостановление членства Узбекистана в ОДКБ является значимым аспектом в процессе переформатирования американского присутствия в регионе.

«При этом стоит отметить, что приостановление членства Узбекистана в Организации не станет препятствием для развития двухсторонних отношений с Россией в вопросах обеспечения региональной безопасности в Средней Азии, сотрудничества двух стран в афганском направлении и т.д. Учитывая стремление Узбекистана к развитию двухсторонних отношений взамен, зачастую не очень эффективных, многосторонних форматов в рамках тех или иных интеграционных объединений, вполне возможен вариант интенсификации узбекско-российских отношений в сфере обеспечения безопасности в регионе. Наименее продуктивным был бы вариант каких-то угроз и санкций в адрес Узбекистана, как результат приостановления им своего членства в ОДКБ. Это решение Узбекистана — не спонтанное. Под ним лежат серьезные резоны, и было бы контрпродуктивно «выключение» Узбекистана из диалога по вопросам региональной безопасности в Средней Азии. И в заключение. Определенная часть экспертов высказывает мнение что, данный шаг Узбекистана может спровоцировать Таджикистан и Киргизию на аналогичные действия. Но я бы не согласился с такими оценками. Эти две страны, в отличие от Узбекистана, не в той ситуации, и не в том положении чтобы пойти на такой шаг. Особенно если учитывать, что и в той и в другой стране расположены военные базы России и ОДКБ. И вряд ли эти две страны решатся на резкие телодвижения в этом вопросе, даже если их об этом будет сильно «просить» Вашингтон», — резюмировал узбекский политолог.