Россия не смогла заменить собственным производством продовольственные товары, ввоз которых был запрещен 3 года назад. По большинству товаров растет импорт из «незапрещенных» стран, а чиновники и специалисты заявляют о проблемах в агропромышленном комплексе. Сельхозпроизводители жалуются на нехватку финансирования, а некоторые начали отказываться от крупных проектов.


Рост импорта


Правительство России запретило импорт сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия в августе 2014 года, издав постановление №778. В список стран, из которых запрещен ввоз товаров, попали США, Канада, страны ЕС, Турция и еще 10 государств. В изначальной версии документа под запрет попадали 12 категорий товаров, а к концу 2017-го список расширился до 20 категорий.


Росстат с 2015 года ведет учет импорта товаров, ввоз которых был запрещен. Учет производится в тоннах на основе данных, которые Росстат получает от Федеральной таможенной службы, что позволяет видеть абсолютную динамику, не зависящую от курса доллара США в России. Статистика ведется по 16 категориям товаров, однако в связи с тем, что учет по двум категориям — гвоздики и жевательные резинки — велся непостоянно, анализ возможен только по 14 категориям.


Если сравнить январь-август 2017 года с аналогичными периодами 2015 и 2016 годов, можно увидеть, что из 14 категорий, наблюдаемых Росстатом, объемы импорта за эти годы сократились только в шести из них. Причем, во многих случаях сокращение было незначительным. Например, за 8 месяцев 2015 года Россия ввезла 2 миллиона 83 тысячи тонн овощей, а за 8 месяцев 2017-го — 1 миллион 933 тысячи тонн. Свежее, охлажденное или замороженное мясо птицы страна в 2015 году закупила в объеме 164 тысячи тонн, в 2017-м — 154 тысячи тонн.


Во всех остальных случаях (по восьми категориям) объемы импорта выросли. Фрукты и орехи за 8 месяцев 2015 года ввезли в объеме 3 миллионов 100 тысяч тонн, за 8 месяцев 2017-го — 3 миллиона 294 тысяч тонн. Увеличились также объемы импорта свинины, соленого и копченого мяса, рыбы, ракообразных, колбас, фруктов, молока и молочной продукции.


Рост цен и снижение качества


Сохранение импорта или его рост стал возможен благодаря закупкам продукции в странах, не оказавшихся под запретом. Например, до 2014 года вся европейская часть России потребляла, в значительной степени, свежую и мороженную рыбу из Норвегии. Теперь ее везут, в основном, с Фарерских островов (Дания) и из Китая. Мясо птицы ранее везли из США, теперь — из Белоруссии и Бразилии.

 

В результате этого замещения почти на все продукты выросли цены. Если в 2014 году семгу и лосось продавали, в среднем, по 400-500 рублей за килограмм, сейчас они стоят одна — полторы тысячи рублей. Цены выросли также на мясо, фрукты и овощи, молочную продукцию. Хотя, по данным аналитического центра при правительстве РФ, запреты были второстепенной причиной на фоне девальвации рубля.


Кроме того, многие товары в последние годы продолжали поступать в Россию из запрещенных стран — через Беларусь и Казахстан. Как в последние годы рассказывали EurasiaNet.org представители компаний, которые занимаются импортом и экспортом, товары поступали в эти государства, под них там составляли новые документы, в которых не указывалась страна происхождения, и далее они уходили в Россию. В частности, по сообщениям, таким образом в РФ поступали польские яблоки из Белоруссии.


Аналитический центр при правительстве РФ проводил публичный анализ результатов импортозамещения запрещенных продуктов только один раз — спустя год после введения запрета. Как следует из отчета, по итогам января-апреля 2015 года по ряду продуктов произошло частичное замещение выпадающего объема импорта. «Однако по большей части продуктовых категорий такого замещения не происходит ни за счет наращивания объемов поставок традиционными зарубежными поставщиками, ни за счет появления новых», — говорилось в документе.


Несмотря на широкий потенциал импортозамещения, его реализация производилась точечно, в основном, в области производства мяса и молочной продукции. При этом успехи таких предприятий во многом были обусловлены инвестициями, сделанными еще до введения запрета. «Результатом ограничения конкуренции с импортной продукцией явился не только рост цен, но и снижение качества продукции. Без обеспечения внутренней конкуренции оба эти эффекта в долгосрочной перспективе будут только усугубляться», — утверждали авторы отчета.


Отметим, что снижение качества продукции спустя три года после введения эмбарго заметили и сами потребители. Согласно исследованию компании «Ромир», проведенному в августе 2017 года, за два последних года вдвое (до 15% опрошенных) увеличилось число недовольных качеством мяса, молока и молочных продуктов. На треть выросло количество недовольных колбасными изделиями (до 18%). Наибольшее количество нареканий вызывает качество сыров (27%, как и два года назад).


Проблемы в производстве


По итогам трехлетнего периода запрета высказывался глава департамента развития секторов экономики Минэкономразвития Александр Масленников. Как следует из его интервью, данного в августе 2017 года, продуктовое эмбарго, с одной стороны, стало импульсом для российских сельхозпроизводителей. За последние три года в 1,5 раза увеличилось производство овощей, в 2 раза — свинины, на 62% — мяса птицы, в 2 раза — зерна.


С другой стороны, заявил он, в некоторых отраслях замещение импорта пока не удается. «Остаются проблемы в молочном секторе. Они связаны со стагнацией производства сырого молока, слабой материально-технической базой производителей, низкой инвестиционной привлекательностью. Из-за этого наблюдается рост импорта молочной продукции», — сказал он.


Министр сельского хозяйства Александр Ткачев в октябре 2016 года утверждал, что дефицит молока в стране составляет около 7 миллионов тонн в год. Под дефицитом он имел в виду объем импорта. Около 30 миллионов тонн в год Россия производит сама, а 7 миллионов тонн закупает в Белоруссии и Швейцарии. Причина невозможности заместить этот импорт в том, что в данной сфере низкая рентабельность производства (5-10%), а окупаемость — от 10 лет, говорил он.


Некоторые специалисты также считают, что Россия не способна обеспечить себя цитрусовыми. Глава агентства FruitNews Ирина Козий заявляла в конце 2016 года, что это могло быть одной из причин, почему правительство в октябре 2016 года сняло запрет на поставки этой продукции из Турции.


На фоне этого в агропомышленной сфере падают оптимистичные настроения, вызванные несколько лет назад введенными запретами. В 2016 году, по данным американской консалтинговой фирмы Deloitte, потребность производителей сельхозпродукции в стороннем финансировании выросла на 11 пунктов до 94%. Кроме того, если в 2015 году состояние дел в компаниях положительно оценивали 94% опрошенных участников рынка, то в 2016 году — 67%.


Некоторые компании начали отказываться от ранее заявленных проектов. Например, в ноябре 2016 года Рускагро заморозил проект стоимостью 20 миллиардов рублей по строительству теплиц в Тамбовской области.


Подобные сложности могут быть связаны с трудностями в получении субсидий. «Правительство не выдерживает своих обещаний, вся система субсидирования валится в тартарары. Это может привести к негативным последствиям не только на аграрном рынке, но и в банковском секторе», — заявлял Виктор Семенов, глава наблюдательного совета «Белая дача» (производитель салатов).