Если посмотреть со стороны, то российский банковский сектор выглядел, собственно говоря, вполне стабильным. Однако в действительности ситуация там — далеко не столь радужная, как это может показаться на основании баланса крупных банков. В то время как преимущественно государственные лидеры рынка заявляют о постоянно растущих прибылях, другие крупные игроки спотыкаются или вообще падают. 


Самый значительный случай произошел на прошлой неделе: во вторник вечером Банк России объявил, что он входит в капитал банка «Открытие», как-никак восьмого по величине денежного института и второго по величине частного банка страны — и будет владеть большинством его акций. Это самая  крупная  санация банка в России с 2011 года, когда Банк Москвы был с 395 миллиардами рублей (в то время в перерасчете около десяти миллиардов евро) переведен под управление второго в стране банка ВТБ.

Эта драма с «Открытием» наметилась еще несколько недель назад, после того как российское Аналитическое Кредитное Рейтинговое Агентство (АКРА) выставило ему из-за «низкого качества кредитов» экстремально плохую отметку ВВВ. С начала июля и по 24 августа вкладчики уже сняли со счетов в банке " Открытие" 527 миллиардов рублей (7,5 миллиардов евро), как сообщили в Банке России. Это соответствует более чем пятой части всех вкладов.

В том, что дело могло зайти столь далеко, нет ничего удивительного. Сам Банк России говорит о стратегических ошибках банка, как в случае с покупкой крупнейшего в стране страховщика Росгосстрах. Вообще банк «Открытие» был в значительной мере сконцентрирован на страховом бизнесе, чем подставил себя под угрозу риска концентрации. Все это хорошо шло до тех пор, пока государство выплачивало этим предприятиям по обязательствам 6% в качестве заблаговременной заботы. Когда же оно из-за экономического кризиса приняло решение перечислять эти шесть процентов непосредственно в общий бюджет, то у банка «Открытие», который долгое преследовал экспансивную политику, появилась проблема. И поэтому экономист Дмитрий Плевако в ИНГ-Банке задается вопросом, насколько хорошо Банк России, собственно говоря, исполнял свою работу по надзору за этими денежными институтами.


Во всяком случае дело с «Открытием» напоминает о банке «Югра», у которого в начале июля из-за якобы имевшей место фальсификации баланса была отобрана лицензия. Его, принадлежавшего к 30 ведущим банкам на рынке, первого за многие годы вывели из оборота. Что касается остальных 350 банков, которые стали с 2013 года жертвами чистки этого сектора Банком России, то там речь идет о более мелких игроках на рынке. У многих из них были весьма сомнительные представления о бизнесе и они не всегда могли выжить, потому что или прослойка капитала была у них слишком тонкой, или они слишком неосторожно выдавали кредиты, или под их прикрытием вообще отмывались деньги.

У проблем, которые всплывают сейчас в этом секторе, существует долгая предыстория. Прежде всего это были последствия кредитного бума перед началом российского экономического кризиса в 2014 году, потому что слишком часто бездумно выдавались деньги и никто не предполагал такого обвала экономики из-за падения цен на нефть и западных санкций. Так как с 2014 года рубль стремительно дешевел, ВВП сокращался, а реальные доходы значительно снизились, то банки с 2015 года практически ничего не зарабатывали и сидели на горе проблемных кредитов. Лишь с конца 2016 года началось оздоровление.

Насколько оно прочное, покажет время. Правда дело банка «Открытие» далеко не столь опасное, как ситуация в конце 2014 года, когда ввиду, как казалось, бесконечного обесценивания рубля колоссальный банковский крах был почти неизбежен. Он был предотвращен лишь энергичным вмешательством Банка России, который поднял ключевые ставки с 10,5% до 17%.

И все же на протяжении недель в отрасли ощущалось беспокойство. Одной из причин стала оценка аналитика Сергея Гаврилова, который написал в одном исследовании, что у четырех частных банков (в том числе, кстати, и у «Открытия») из 15 ведущих в секторе, все еще насчитывающем 537 банков, есть, мол, большие проблемы. Он считал, что клиентам следует держаться подальше от этих крупных игроков рынка.

С тех пор государственные инстанции вынуждены постоянно успокаивать и заверять. Что, мол, российская банковская система является «абсолютно устойчивой», как заявил, например, на этой неделе заместитель министра финансов Алексей Моисеев. Что, мол, у Банка России есть достаточно возможностей, чтобы вовремя вмешаться. Аналитик, вызвавший такое беспокойство, попал в поле зрения Банка России, его банк, «Альфа-Капитал», был вынужден забрать назад письмо инвесторам. «Альфа-Банк», кстати, крупнейший в России частный банк, хотел этим письмом к инвесторам повернуть в свою пользу нечестную конкуренцию, говорилось в объяснении.

Был ли Гаврилов со своим анализом ближе к истине, чем этого хотелось бы банковскому сектору, покажут, вероятно, уже последующие месяцы. Упомянутые частные банки хотят, согласно слухам, координировать свое поведение в отношении Банка России, чтобы таким образом оказывать более сильное давление. У пяти крупнейших частных банков за исключением «Открытия» с их последним  балансом нет никаких проблем, как установила на днях экономическая газета «Ведомости».


Оздоровление экономики, которая в этом году может подрасти на от полутора до двух процентов, пойдет им в любом случае на пользу. Потому что постепенно она начинает ощущаться. Реальные зарплаты снова начали расти. Также и население приспособилось к улучшающимся условиям. Многие снова берут деньги, после того как они два года жили в режиме экономии. Так, частный банк «Тинькофф», один из самых успешных в стране, только что откорректировал свой прогноз в сторону роста и ожидает в этом году увеличение портфеля частных кредитов на 35%. Рейтинговое агентство Fitch предсказывает всему сектору по частным кредитам рост на 10%.

Как раз государственные хозяева положения заявляют об оздоровлении. Как, например, лидер отрасли Сбербанк, который объединил у себя 45% всех вкладов и выдал более трети всех кредитов в стране, увеличил свой доход в первом полугодии ровно на треть — до 352,2 миллиарда рублей.

Номер два в стране, государственный ВТБ, увеличил свой доход в первом полугодии почти в четыре раза — до 57,9 миллиардов рублей (819 миллионов евро). Расходы на возврат составили в первом полугодии 70 миллиардов рублей и тем самым на четверть меньше, чем за тот же период прошлого года.

Доля государства в банковском секторе составляла, кстати, уже до вечера вторника более 60%. С покупкой «Открытия» государственный перевес лишь увеличится. И это расширение будет постепенно продолжаться, считает Антон Табах, экономист российского рейтингового агентства Expert RA. «Государственные банки будут находиться в привилегированном положении и иметь доступ к более дешевым источникам капитала». Потому что они как «слишком крутые для неудач» («too big to fail») в любом случае могут рассчитывать на государственную поддержку. Потенциально это имеет фатальные последствия для всей отрасли: как фирмы, так и частные клиенты благоразумно выберут для своих нужд скорее государственный, чем более мелкий частный банк.