Интервью с сотрудницей Польского института международных отношений Анной Дынер


— Biznes Alert: Насколько проект строительства атомной электростанции в белорусском Островце носит политический, а насколько экономический характер?


— Анна Дынер (Anna Dyner):
Изначально этот проект был политическим. Когда его запустили, то есть в 2009-2011 годах, свои АЭС довольно близко друг от друга собирались построить три страны: Белоруссия, Литва и Россия. Уже тогда было ясно, что россияне стараются при помощи балтийской и белорусской электростанций заблокировать литовский проект. Три электростанции с похожими возможностями, расположенные в одном районе, в плане продажи энергии никому не были нужны. Важно также то, что в тот период отношения России со странами региона, в том числе с Польшей и Германией, выглядели совсем иначе. Появилась даже идея, что Балтийская АЭС сможет продавать электроэнергию немцам.


Потом обстановка начала меняться, сейчас дальше всего продвинулось строительство электростанции в Островце. Политический аспект утратил свое значение, поскольку Литва отказалась от своего проекта. Белорусская электростанция стала инструментом другого рода: в первую очередь она увеличит зависимость Белоруссии от России. Этот объект строится на российские кредиты, по российским технологиям, там будет стоять российский реактор и использоваться российское топливо.


Что самое важное, на АЭС в Островце возникнут излишки электроэнергии, которую Минск захочет продать (желательно соседям). Однако по политическим причинам эту электроэнергию не станут покупать ни Польша, ни Германия, ни Литва. В качестве потенциальных покупателей сейчас называются Латвия и Украина.


Литовцы обращают внимание, что электростанция расположена слишком близко от Вильнюса и представляет для него опасность. В случае атаки на нее литовская столица окажется в зоне радиоактивного заражения. Учитывая контекст угрозы развязывания Россией гибридного конфликта, можно сказать, что опасения Литвы имеют под собой основания.


— Может ли появление АЭС в Островце повлиять на отношения между странами Балтии и их контакты с Польшей?


— Я не думаю, что она осложнит отношения между странами Балтии. Латвия согласилась только на передачу энергии по своим сетям. В свою очередь, Литва некоторое время назад заявила, что она при посредничестве Европейской комиссии постарается добиться запрета на импорт электроэнергии с этой электростанции во все стран ЕС, поскольку этот объект находится в опасном месте, а технологии, использованные при его строительстве, вызывают вопросы.


Что касается отношений Литвы и Латвии с Белоруссией, здесь мы видим конкуренцию. У белорусов нет выхода к морю, поэтому они пользуются литовскими и латвийскими портами, так что если отношения между Минском и Вильнюсом испортятся, белорусские компании начнут чаще пользоваться портами в Латвии.


— Польша поступила правильно, заняв в споре вокруг электростанции сторону Вильнюса?


— Если Польша все-таки решит импортировать электроэнергию из Белоруссии, ей в любом случае понадобится создать дополнительную инфраструктуру, сейчас такие поставки начать невозможно. Следующая проблема связана с тем, что АЭС в Островце — это российский проект, следовательно, импорт этой электроэнергии увеличит зависимость Польши от России. Важен также и вопрос безопасности. Мы все помним события в Чернобыле, а Островец тоже находится неподалеку от польской границы.


— Глава МИД Витольд Ващиковский (Witold Waszczykowski) недавно подчеркнул, что Польша не будет покупать электроэнергию в Островце. Одновременно в российских СМИ появились утверждения, будто Польша собирается вступить в конкуренцию с Белоруссией в энергетической отрасли, а поэтому переводит тему в политическую плоскость и отказывается признавать за Минском право на ведение собственной экономической политики.


— Это полная бессмыслица. Мы не можем конкурировать с Белоруссией в сфере энергетики, поскольку сами испытываем дефицит электроэнергии. Меня не удивляет, что россияне стараются поссорить поляков и белорусов, ведь политика Москвы заключается в том, чтобы, преследуя собственные интересы, натравливать разные страны друг на друга. Она не заинтересована в нормализации польско-белорусских отношений.


Тезисы, которые выдвигают россияне, ошибочны. В 2010-2011 годах в Польше активно обсуждали перспективу строительства собственной АЭС, но электричество не планировалось направлять на экспорт, оно должно было покрыть наши собственные потребности. Так что проект не конкурировал с электростанциями в Калининградской области, Белоруссии и Литве. Сейчас россияне пытаются раздуть конфликт между Минском и Варшавой искусственно.


— Польское руководство подчеркивает, что оно хочет наладить отношения с Белоруссией. Может ли помочь этому покупка электроэнергии из Островца?


— Белорусская сторона на это надеялась, но в наших двусторонних отношениях остается много других нерешенных проблем, а в последнее время именно польская сторона стала чаще идти на уступки. Одновременно следует отметить, что улучшение отношений с Белоруссией может отразиться на контактах с Литвой, поскольку литовцы выступают резко против АЭС в Островце. Так что сводить всю тему к отношениям между Польшей и Белоруссией — сильное упрощение.