Подконтрольные России власти полуострова и СМИ сообщают о соглашениях с российскими инвесторами на постройку новых предприятий в Крыму, развитие туристической инфраструктуры, а также на внедрение энергосберегающих проектов. В это же время, один из самых известных бизнесменов Крыма Олег Зубков заявляет о планах переехать в Турцию, под Симферополем сообщают о рейдерском захвате комбикормового завода, а в Севастополе известный ресторан «Остров» был заблокирован нарядом «Беркута». Что происходит с бизнес-средой Крыма? Почему успешные крымские проекты оказываются на грани закрытия? Что ждет новые российские проекты на полуострове? На эти вопросы нам ответят управляющий партнер компании Management Development Group Inc Дмитрий Потапенко и владелец ялтинского зоопарка «Сказка» и парка львов «Тайган» Олег Зубков.


Крымские СМИ сообщают о привлечении инвестиций: в Феодосии заключили соглашение на 2,6 миллиарда рублей. Среди проектов — восстановление комплекса «Коктебель», восстановление местного порта, судомеханического завода и баз отдыха. В Керчи анонсируют строительство стеклотарного завода. Вкладывать деньги в малый и средний бизнес предлагает российским банкирам подконтрольный Кремлю министр экономики Крыма Андрей Мельников. Пока один бизнес приходит в Крым, другой уходит: крупнейший на полуострове Бахчисарайский комбинат «Стройиндустрия» выставили на продажу. А владелец крымского «Тайгана» Олег Зубков заявил о планах открыть зоопарк в Турции. Рядом со Стамбулом планируют построить самый большой зоопарк в мире, работы начнут уже в этом году. После аннексии с полуострова ушли представители зарубежных компаний, страны Запада ввели ряд экономических санкций и запретили своим предприятиям работать в Крыму.


— С нами на связи создатель ялтинского зоопарка «Сказка» и парка львов «Тайган» Олег Зубков. Олег, вы решили перенести свои проекты в Турцию. Почему именно туда?


Зубков: Турция — одна из десяти стран, предложивших мне организовать подобные парки на их территории, оказала поддержку. Ничего подобного нет во многих странах, а есть туристы и жители, заинтересованные в таком продукте. В Турции подходят климатические условия — хочется, чтобы те же африканские львы круглый год гуляли в вольерах, а не ютились в зимних помещениях. Кроме того, важны стабильность, инвестиционный климат, отношение к инвесторам. Ведь то, что сейчас творится в Крыму, назвать благоприятным инвестиционным климатом невозможно.


Последнее украинское правительство согласовало строительство пяти моих новых проектов: лошадный парк «Суворовский», парк развлечений «Белая скала», зоопарк «Солнышко» в Евпатории, парк тигров под Севастополем и «Крымский Колизей». Российскому правительству нужно было просто продолжить работу по этим пяти инвестпроектам. Но за десять заседаний не появилось даже никакого промежуточного документа. Я сражался три года и понял, что никакой возможности реализовать свои проекты в Крыму у меня нет. Самое дорогое — это время. И мне хватило одной рабочей поездки в Стамбул, чтобы понять: не все в мире безнадежно, есть руководители, искренне заинтересованные в удачных инвестпроектах. Причем мне предложили не вкладывать свои деньги, как я хотел и настаивал: все будет построено за счет мэрии Стамбула и передано мне в управление.


— Подконтрольный Кремлю глава Крыма Сергей Аксенов считает, что бизнес-климат на полуострове вполне удовлетворительный, а кризис — это окно возможностей для бизнеса. Что вы можете сказать по этому поводу? Может, и правда все хорошо, а вы делаете вывод из своей, частной ситуации?


​Зубков: Сергей Аксенов красиво говорит и лично раздает свой номер инвесторам на экономических форумах, но я не завидую инвесторам, которые решатся что-то строить в Крыму под его руководством. Они потеряются в бюрократии. Я знаю, что многие известные предприниматели сегодня выводят бизнес в другие страны. Но, каким бы неудобным ни был Зубков, он зарекомендовал себя в Крыму. Такого как я властям не надо любить — достаточно достигнуть взаимопонимания и дать реализовывать свои проекты на благо Крыма. Мне ведь ничего не надо, кроме условий для нормальной работы действующих парков и развития новых.


— Удастся ли вам эвакуировать животных с территории Крыма?


Зубков: Есть законодательство России, предусматривающее порядок перемещения в том числе животных. Все будет отслеживаться СМИ, поддерживаться общественностью. После выполнения всех требований у власти просто не останется выбора. Животные будут вывезены. Но, если вдруг этого не произойдет, это будет трагедия для России и Крыма, но не для меня. Я найду животных в Европе и создам новую коллекцию. Но дарить что-то крымским властям я не собираюсь.


— С нами на связи управляющий партнер компании Management Development Group Inc Дмитрий Потапенко. Дмитрий, присутствует ли Крым на карте России как территория приоритетного инвестирования?


​Потапенко: Как территория приоритетного инвестирования — нет. Все мои знакомые инвесторы, вкладывающие что-то в Крым, имеют достаточно краткосрочные планы. Инвестиция — вещь, которую нужно вернуть. Грубо говоря, люди продают деньги, чтобы потом купить эти деньги. Нужен платежеспособный спрос. И в Крыму эти процессы идут лишь до тех пор, пока есть государственные инвестпроекты вроде Керченского моста. Это срок в 2-3 года. Крым останется дотационным регионом: во что деньги ни вложи, назад не получишь.


— Какая сегодня стратегия у бизнеса в Крыму?


Потапенко: Горизонт планирования достаточно краткосрочный, увы. И это плохо, горизонт должен быть не менее 36 месяцев — простите, но даже алкоголь, проституция и оружие не окупаются быстрее. Дальнейшее удушение малого и среднего бизнеса в России неизбежно, это типичная феодальная схема — но, как ни печально, разумная, потому что наши сограждане не хотят активно строить гражданское общество и в том числе развивать бизнес. А феодалы, пожирающие вассалов, лишь правильно реагируют на запрос населения.