Изысканная хореография и романтическая музыка Чайковского придавали балету очарование любовной истории. Так обычно и происходит при повторном прочтении Толстого: гибель главной героини завершает процесс прославления чистой любви, которая чуть ли не заканчивается счастливым концом. При более спокойном повторном прочтении классика возникает совершенно другое ощущение. Анна умирает для общества и обрекается автором на самоубийство в наказание за свое отвержение брака и тех обязанностей, которые он налагает. Если прочитать роман под этим углом, то можно рассматривать его как предупреждение по поводу крайностей любви. Читатель вправе сам решать, делает ли Толстой больший упор на наказание Анны за ее прелюбодеяние или же на критике той социальной среды, которая предпочитала видеть главную героиню скорее мертвой, чем свободной.


Об этом же повествует большинство историй, которые журналисты относят к категории домашнего насилия. Зачастую убийство совершает человек, неспособный примириться с осознанием того, что его разлюбили. А дальше — неспособность управлять своими эмоциями. И вот вместо освобождения — гибель.


Совещания по борьбе с гендерным насилием, подобные тому, что прошло вчера, необходимы для совершенствования судебных, полицейских и общественных механизмов воздействия. Необходимо также, чтобы главы правительств выступали с обращением к гражданам страны, когда происходят вспышки домашнего насилия. Но что действительно необходимо, так это серьезные меры в области образования. Учащимся удалось привить уважение к окружающей среде, экологическое сознание молодежи сегодня воистину поражает. Когда-нибудь удастся привить и уважение к праву женщин на разрыв отношений без роковых для них последствий.